Искупление во Иисусе Христе

Крест

В любом Православном храме мы видим изображение Креста и Распятого на нем; Крест — главный символ Христианства, а его главное событие — смерть и Воскресение Иисуса Христа. Но в чем смысл этой смерти? Что за «выкуп» (греческое слово «литрон» в оригинале Евангелия от Марка значит именно это) приносит Христос? Кому? Зачем? Нам важно попробовать разобраться в этом — потому что это имеет огромное значение для нашей жизни и нашего спасения.
Для служения Церкви в мире и ее миссии очень важно быть в состоянии внятно рассказать, что совершил Спаситель на Кресте и как это соотносится с жизнью и надеждой верующего человека здесь и сейчас.
Первый и наиболее заметный образ, которому прибегают Апостолы, описывая спасительные деяния Христа, это образ невиновного, умирающего за чужие грехи. Согласно Апостолу Павлу, евангельское возвещение состоит в том, что «Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию(1Кор.15:3,4).
У современного читателя это нередко вызывает недоумение — почему это было необходимо? Да, Писание говорит, что «без пролития крови не бывает прощения. (Евр.9:22)», но почему? У многих в голове возникает карикатурный образ страшно раздражительного Бога, который только и ищет как следует покарать бедных грешников, пока, наконец, страшная смерть Праведника не располагает Его проявить снисхождение. Образ этот, конечно, не имеет отношения к действительности — Бог всегда и неизменно любит грешников и ищет только их спасения; сама крестная Жертва есть проявление этой любви, а не ее предварительное условие.
Наше непонимание связано с тем, что мы часто понимаем под «прощением» перемену настроения — мы кого-то сильно ненавидели, скрежетали зубами, строили планы мести, а потом успокоились, отдышались, и решили не мстить. С нашей стороны «прощение» состоит в том, что мы оставляем обидчиков в покое и не пытаемся наказать их за то, что они сделали. Но когда мы говорим об отношениях с Богом, навсегда «быть оставленным в покое», вне богообщения, это и значит погибнуть. Вечность без Бога — это и есть ад. Поэтому Божие прощение, которое действительно избавляет нас от ада, предполагает, что Бог принимает нас в общение с Собою, вводит нас в Свой чертог, признает нас Своими.
Но как праведный Бог может принять неправедного человека? Бог свят; Он абсолютно нравственно чист; Он не может ни принять, ни оправдать, ни проигнорировать грех. Для Него нет физической невозможности — Он может создавать миры, творить чудеса и вообще делать все, что пожелает. Но для Бога существует нравственная невозможность — Бог, например, Бог не может поступить неправосудно (Быт. 18:25), не может солгать (Евр. 6:18), не может отречься от Самого Себя (2 Тим. 2:13). Когда мы говорим, что такой-то человек не может, например, украсть, мы не имеем в виду, что его возможности в этом отношении ограничены, — мы имеем в виду, что он никогда так не поступит. Бог не может просто закрыть глаза наши грехи — потому, что это было актом обмана и неправосудия. Как говорит святой Николай Кавасила «Ибо надлежало, чтобы грех был искуплен каким-либо наказанием, и чтобы только понесшие достойное наказание за то, в чём согрешили перед Богом, избавлены были от осуждения” ( Семь слов о жизни во Христе 6, 77)
Есть хороший пример, иллюстрируюший нравственную необходимость Искупления. Это реально произошедшая история — ее рассказал офицер, служивший в позапрошлом веке на Кавказе. В одном горном селении случилась сильная нехватка продовольствия. Некие люди стали красть пищу из общих запасов. Чтобы пресечь воровство, местный князь пообещал, что всякий, кто попадется, получит 50 плетей. Через какое-то время вор попался — и это была престарелая мать князя. Князь не мог отменить свое постановление — он навсегда бы потерял уважение соплеменников, как человек пристрастный и несправедливый, а все его повеления потеряли бы всякое значение. Он нашел мудрое решение — да, воровка должна получить свои 50 плетей, но как сын он имеет право закрыть мать собой. Все удары пришлись по нему. Люди убедились, что князь — безупречно справедливый человек и любящий сын.
Бог наделяет нас реальным выбором с реальными последствиями; если бы всякий раз, когда мы делаем неправильный выбор и навлекаем на себя дурные последствия, Бог просто аннулировал наши решения, это бы означало, что никакого реального выбора у нас нет. Но свобода произволения — это подлинный и неотъемлемый дар. Поэтому Бог не отменяет наш выбор — в Иисусе Христе Он принимает его последствия на Себя.

Новый Адам
Господь Иисус выполняет миссию приведения человека (и, шире, тварного мира) к Богу, с которой не справился Адам. Этот взгляд высказывает, в частности, святой Ириней Лионский, и он опирается на параллель между Адамом и Христом, которую святой Апостол Павел проводит в послании к Римлянам. Христос, новый Адам, верит Отцу там, где мы верили змею, избирает волю Отца там, где мы выбирали свою, смиренно повинуется там, где мы высокомерно превозносились, и совершенным послушанием до смерти, и смерти крестной изглаживает наш мятеж.
Исцеление человеческой природы
Еще одна сторона Искупления, нашедшая отражение в церковном Предании — уврачевание человеческой природы, поврежденной грехом. В самом деле, грех — это не только отдельные неправильные действия, но и внутренняя порча, которая побуждает нас к ним. Падшего человека можно сравнить с наркоманом, который совершает кражи, чтобы достать денег на наркотики — избавление от осуждения само по себе является необходимым, но не достаточным условием возвращения к нормальной жизни. Болезненная страсть к яду опять подтолкнет человека к преступлению.
Исторически Православие видело в грехе как преступление, так и болезнь — а в спасительных деяниях Господа наше избавление как от вины, так и от порчи. Как пишет Святитель Феофан Затворник, «Мы пали через прародительское грехопадение и попали в безысходную пагубу. Спасение наше должно состоять в избавлении нас от этой пагубы. Пагуба наша состоит в двух видах зла: — во-первых, в том, что мы прогневали Бога нарушением воли Его, потеряли Его благоволение и подпали под законную клятву; — во-вторых, в повреждении и расстройстве нашего естества грехом или в потере истинной жизни и вкушении смерти.
Поэтому для спасения нашего необходимы: во-первых, умилостивление Бога, снятие с нас законной клятвы и возвращение нам Божия благоволения; — во-вторых, оживотворение нас, умерщвление грехов, или дарование нам новой жизни».
Первое, что делает согрешивший Адам — это начинает отрицать свою ответственность, свое авторство нарушения заповеди. Едва ли не главная трудность в проповеди Евангелия — общее всем нам нежелание признавать себя авторами своих решений, которые в итоге определяют нас к спасению или гибели. Образ греха как «только болезни», увы, только подыгрывает этой склонности.

Возлюбившего меня и предавшего Себя за меня
Библия использует такие образы как брак и усыновление для описания наших отношений с Богом. (В библейские времена под «браком» понимались прежде всего, взаимные обязательства) В законодательстве ряда стран муж и жена являются одним юридическим лицом — с мужа можно взыскивать долги жены, и наоборот. Если мужчина берет в жены женщину с огромными долгами, он тем самым берет на себя и ее долги и будет должен по ним расплачиваться. Она же, выйдя замуж, получает богатство и социальное положение, которым обладает ее супруг. Другой пример — если ребенок, балуясь со спичками, сжег чужой амбар, платить за нанесенный ущерб будет его отец, тот, кто скажет — «это мой ребенок, я за него отвечаю». Так, Христос, становясь нашим Ходатаем и Первосвященником, как бы говорит — «это Мои люди, Моя Церковь, я за них отвечаю». Он платит по нашим долгам и вводит нас в Свой дом; как члены Его семьи мы обретаем принесенные Им вечные блага. Как говорит Святой Апостол Павел, «потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя [людям] преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом. Ибо не знавшего греха Он сделал для нас [жертвою за] грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом. (2-е Коринфянам 5:19-21)»
Стремление Бога спасти каждого из нас простирается настолько далеко, что Бог стал человеком и принял муку и смерть ради нашего спасения; любой человек, как бы грешен он ни был, может прийти ко Христу и обрести полное прощение. Но этот дар не может быть принудительным — у человека всегда остается страшная возможность отвергнуть или проигнорировать его. Христос, устами своей Церкви, не устает увещевать и призывать — придите и примите уготованное вам спасение

С. Худиев

Мы были врагами из-за греха, и Бог определил смерть грешнику. Чему же из двух надлежало быть: надлежало ли по правосудию умертвить, или по человеколюбию нарушить определение? Но помысли о Премудрости Божией: Он сохранил и истину определения, и силу человеколюбия. Христос «грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды» (1 Пет. 2, 24). Не удивляйтесь тому, что мир весь искуплен: ибо Тот, Кто умер за мир, не был простой человек, но Единородный Сын Божий… Грех одного человека, Адама, мог нанести смерть миру. Если же прегрешением одного (Рим. 5, 17) смерть воцарилась в мире, то не воцарится ли жизнь Правдою Единого? И если тогда из-за вкушения от древа изгнаны из рая, то тем более не войдут ли ныне посредством Древа Иисусова верующие в рай? Если первосозданный из земли нанес всемирную смерть, то Создавший его из земли не может ли принести Жизни Вечной, Сам будучи Жизнью? Если Финеес, в ревности умертвивший совершающего беззаконие человека, прекратил гнев Божий (Чис. 25, 8), то Иисус, не другого умертвив, но Сам «предавший Себя для искупления всех» (1 Тим. 2, 6), неужели не может утолить гнева на людей? (Огласительные поучения)

Св. Кирилл Иерусалимский

Как же это могло бы устроиться? Как смерть человеческая, сама по себе незначительная, может стяжать такую всеобъемлющую силу? Не иначе как если она будет принадлежать лицу, везде и всегда сущему, принадлежать Богу, то есть если Сам Бог благоволит принять в Свою личность человеческое естество и, умерев его смертью, сообщить ей всеобъемлющее и вечное значение, ибо тогда она будет Божеской смертью.
Наконец, это смерть, по силе своей простираясь на весь род человеческий и на все времена, по цене должна соответствовать бесконечной Правде Божией, оскорбленной грехом, иметь беспредельное значение, как беспределен Бог, чего стяжать она опять иначе не может, как будучи усвоена Богом, или сделавшись смертью Бога, а это будет, когда Бог, восприняв на Себя человеческое естество, умрет его смертью (умрет, конечно, не по Божеству Своему, а по человечеству, нераздельно воспринятому Им в одно Богочеловеческое лицо)…

Свт. Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения)

Хорошо сказано, хотя и худыми людьми: «Кто может прощать грехи, кроме одного Бога?» (Лк. 5, 21). Только милосердие Бога Сына может представить достойное удовлетворение оскорбленному величеству и правосудию Бога Отца, только Бог может возвратить жизнь осужденным на смерть Богом.

Свт. Филарет Московский

Яндекс.Метрика