Личность и деяния святого благоверного великого князя Александра Невского.

«Личность и деяния святого благоверного великого князя Александра Невского»
(Артемьева Татьяна Михайловна)

%d0%b0%d1%80%d1%82%d0%b5%d0%bc%d1%8c%d0%b5%d0%b2%d0%b0-%d1%82%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%8f%d0%bd%d0%b0-%d0%bc%d0%b8%d1%85%d0%b0%d0%b9%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%bd%d0%b0Артемьева Татьяна Михайловна
В 1980 г. закончила с отличием исторический факультет по специальности история Византии Ленинградского государственного университета (сегодня СПбГУ). В 1991 году закончила курсы экскурсоводов Московского государственного экскурсионного бюро по тематике «Архитектура Москвы». В настоящее время проводит занятия в лектории для взрослых.

Сегодня, накануне нашего престольного праздника, хотелось бы еще раз вспомнить о личности небесного покровителя нашего храма и его деяниях, которые повлияли на дальнейшее развитие истории нашей Родины.

%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d1%80-%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9Согласно исторической традиции считается, что 30 мая 1219 года в семье переяславского князя Ярослава Всеволодовича родился второй сын, названный Александром.

Имя Александр — довольно редкое в княжеской среде того времени. Ребенка назвали, по всей вероятности, в честь святого воина Александра Римского (память 13 мая), принявшего мученическую смерть при императоре Максимиане в начале IV века.

 

В Переяславле-Залесском прошли первые годы детства княжича Александра. Здесь его крестили в Спасо-Преображенском соборе. В 1225 году в том же соборе кназь Ярослав «учинил сыновьям княжеский постриг»— обряд посвящения в воины. В ту пору люди не признавали долгого детства и рано видели в сыновьях будущих воинов.

Постриги — рыцарский обряд перехода княжича из детства в отрочество.
В соборе маленького князя сажали на высокую подушку, и епископ ножницами подрезал ребенку кудри. После заздравных молебствий будущего воина в присутствии двора и горожан перепоясывали мечом, в руки давалось оружие, обыкновенно лук со стрелами и сажали на коня. Конь считался символом силы и мужественности. Оружие указывало на обязанность князя защищать родину от внешних врагов.

Юный князь, только что прошедший обряд пострига со старшим братом Федором, как было заведено, из терема «блаженной и чудной» княгини Феодосии, передан был на руки боярину-воспитателю — дядьке Федору Даниловичу и судье Иоакиму.

С молодых лет князей учили грамоте. Наши князья высоко ставили образование. Само обучение, имея главным образом целью ознакомление с истинами христианской веры, было проникнуто духом христианского благочестия.
«Родители святым книгам научиша его» — говорится в жизнеописании св. Александра. На Руси того времени обреталось около 85 тысяч одних только церковных книг. Чтение книг Священного Писания, главным образом, Евангелия и Псалтири, давали верное изображение, каким должен быть царь и князь. Княжеская библиотека была представлена богатыми рукописями с хитроумными заставками, рисунками, писанными киноварью и золотом, небесно-голубой бирюзовой краской.
Не были в пренебрежении и светские знания. Юные князья обучались иностранным языкам, преимущественно латыни и греческому. Знание языков, по словам князя Владимира Мономаха, давало почет от иностранцев. С особым усердием юных князей знакомили с событиями» родной старины. Для этой цели служили наши летописи.
Князь Ярослав сумел собрать при своем дворе незаурядных писателей. Здесь творил Даниил Заточник — автор знаменитого «Моления». Созданное ими позволяет судить о духовной среде, окружавшей юного князя.
Князь Александр получил и воспитание физическое: для этой цели служили верховая езда, стрельба в цель, военные игры и т.п. упражнения.

В будущем большая часть жизни князя Александра Ярославича окажется связана с Великим Новгородом; будучи новгородским князем, он одержит свои знаменитые победы, навсегда прославившие его имя. А впервые он попал в этот город еще трехлетним ребенком — со своим отцом, который второй раз стал новгородским князем. В тот период нашей истории Древнерусское государство представляло собой совокупность самостоятельных княжеств.
Особенностью Великого Новгорода являлось то, что это была вечевая республика, а не княжество. Правительство новгородское составлял сам господин великий Новгород и власти, им избранные. Верховной властью было вече — народное собрание. Князь избирался, приглашался из какого-нибудь княжества.

«На вече он творил свой суд
И изгонял князей,
На вече избирал владык
И отличал друзей»
(Вроцкий, поэт ХIХ века)

Власть Князя в Новгороде была очень ограничена. Недаром легендарный князь Святослав на просьбу новгородской господы прислать к ним князя ответил: «да кто к вам пойдет!» Новгород — вольный город и тирании не терпит. Править в нем нелегко.
Князь Ярослав укреплял границы новгородской земли, воюя и заключая мирные договоры с соседями: на севере с тевтонами, на западе — с литовцами. Когда в 1228/29 гг. новгородцы отказались идти походом на Ригу, сопроводив свой отказ формулой «Мы… на Ригу не пойдем, а тебе, княже, кланяемся», Ярослав в гневе покинул город. В летописи говорится, что «пришел в смятение весь город, и пошли с веча с оружием…».
В конце 1230 года князь Ярослав вернулся князем в Новгород, но недолго там оставался, а «сыновей своих двух Федора и Александра, посадил в Новгороде». Федору шел двенадцатый год, Александру — одиннадцатый. Так в январе 1231 года они стали новгородскими князьями.

В 1233 году в семье князя Ярослава Всеволодовича произошло трагическое событие, определившее последующую судьбу княжича Александра. Неожиданно умер его старший брат Федор 14-ти лет от роду. «И кто не пожалеет о нем: свадьба приготовлена, мёды наварены, невеста приведена, князья позваны; и были вместо веселия плач и сетования за грехи наши».

В истории народов нередко приходится встречаться с событиями, из которых нельзя не видеть явного проявления Высшей Воли, направляющей течение их по своему Всеблагому усмотрению. Видно, при тех тяжких испытаниях, которые суждено было пережить русскому народу, во главе его должен был стоять не другой кто-нибудь, не старший брат Феодор, наследник престола, а именно Александр.

C 1236 года ведет отсчет самостоятельное княжение шестнадцатилетнего князя Александра Ярославича в Новгороде. «Посажение на стол» было выдающимся событием в жизни князей. Обряд был совершен в Новгороде у св. Софии. Этот обряд считался необходимым, без него князь не был бы князем. Поэтому в летописях к выражению «вокняжился» обыкновенно прибавляется «и сел на столе».

Благословляя своего сына на княжение в Новгороде, Ярослав Всеволодович, подобно отцу своему, говорил: «Крест будет твоим хранителем и помощником, а меч твоею грозою! Бог дал тебе старейшинство между братьями, а Новгород Великий — старейшее княжение во всей земле русской». Архипастырь возложил руки на главу князя и вознес молитву Царю царей. Затем весь новгородский народ принес торжественную присягу на верность князю. Все целовали крест и громко, одушевленно воскликнули: « ты наш князь!». После этого глашатаи (по-русски бирючи) разъезжали по улицам «зовучи к князю на обед, от мала и до велика». Народ толпами шел на двор Ярослава. Там в изобилии приготовлено вино, мед, перевара, всякое кушанье и овощи. Посажение на стол состоялось.

Наши князья вели бодрую и деятельную жизнь. О св. Александре также можно сказать, что «у него измлада не было покоя». Очень рано он начал участвовать в походах. В год смерти брата Федора отец брал его в поход против Ордена, а было ему чуть больше 12 лет. Как правителю народа пришлось кн. Александру близко ознакомиться с народными бедствиями и заботиться об их облегчении. Здесь научился князь быть «сиротам и вдовицам, и беспомощным помощником».

Обстоятельства, сопровождающие нашу жизнь в молодости, имеют большое влияние на образование нашего характера, и, несомненно, Александр Невский твердостью воли, обдуманным и постоянным преследованием раз выбранной цели, умением видимо уступать и выбрать время для решительных действий, когда этого требуют обстоятельства, вполне обязан своей постоянной новгородской жизни. Здесь Александр по необходимости должен был приучить себя к постоянной осторожности, к неусыпному надзору за своими поступками и к умению достигать своих целей, не раздражая противников и в тоже время не поблажая их своеволию. Александр умел так хорошо поставить себя и так мудро приноровиться к обстоятельствам, что и отец оставался им доволен, и новгородцы не восставали на его распоряжения.

Следующий период жизни князя Александра начался в 1237 году, когда наш народ попадает в состояние, можно сказать, круговой обороны против обрушившихся со всех сторон врагов.

На исходе декабря 1237 года орды Батыя вступили в Рязанское княжество, Рязань пала и была стерта с лица земли, 7 февраля 1238 года был взят стольный Владимир, погибли все сыновья великого князя Юрия Всеволодовича, все члены его семейства и многое множество горожан, вскоре погиб и сам великий князь. В руинах лежала вся Северо-Восточная Русь.

Юный князь Александр Ярославич готовился к обороне Новгорода. Однако, не дойдя 100 верст до города, татары неожиданно повернули вспять. Современники увидели во всем произошедшем чудо, явственное проявление Божией милости. Летописец отметил: «Новгород же заступи Бог и святая София».

За год до Невской битвы князь Александр Ярославович женился. Жениху было 19 лет, значительный возраст для того времени. Вспомним, что брат его умер в 14 лет накануне свой свадьбы. Брак был выгоден для владимиро-суздальского великого князя. Невестой была дочь полоцкого князя. Таким союзом укреплялась граница на западе. Но Александр понимал, что он получил в приданое за невестой, не столько земли и жемчуга, сколько войну с Литвой, с которой граничил Полоцк. Едва отпраздновав свадьбу, новгородский князь отправляется в очередной поход.

На северо-западных границах Руси было неспокойно.

Угрожающе для Новгорода складывались дела и на севере. Новгород укрепил свое влияние и в Карелии, и в Финляндии. Этим он вызывал ропот римского папы. Папа призывал немецких и шведских рыцарей с оружием в руках выступить против финнов. Он жаловал им отпущение грехов. Тем самым папа ставил в один ряд завоевание крестоносцами арабских, прибалтийских и славянских земель, покорение новгородской земли, и обращение русских в латинство было конечной целью похода.

Князь Александр Ярославич позаботился об обороне не только западных, но и северных границ. Еще в 1239 году он установил тщательную охрану Финского залива и Невы. В районе Невы находилась Ижорская земля. Их старейшина по имени Пелгуй или Пелгусий в крещении Филипп, когда в июле 1240 года находился в дозоре, увидел на берегу Финского залива шведские корабли. Шведский король «собра силу велию и наполни корабли многы полков своих, подвижеся в силе тяжце, пыхая духом ратным». Шведская флотилия прошла по Неве. У Ижоры были переброшены мостки на берег, туда сошла шведская знать, в том числе глава шведского войска Биргер. Биргер не сомневался в успехе. Положение Новгорода было тяжелым. Помощи ждать неоткуда, татаро-монголы разорили Северо-Восточную Русь.

Сообщение о нападении шведов не застало новгородского князя врасплох. Он бы готов к походу.

Князь перед выходом в поход долго молился в Софийском соборе Новгородского кремля. После молитвы он обратился с речью к своей дружине и новгородцам. Он предстал перед своим народом в полной силе своей молодой жизни (ему было 20 лет), в житийной литературе его по красоте сравнивают с Иосифом Прекрасным. О его красоте пишут и его недруги, побывавшие с посольством в Новгороде. Он был высокого, роста, в одной летописи есть сообщение о его росте, что он «целова Деисус». Мы знаем, что это второй ряд церковного иконостаса. Голос у него по преданию был звучным. И вот этот могучий, высоченный, красивый молодой князь зычным голосом обратился к своему народу у стен святой Софии со словами, которые навеки вошли в народную память: «Не в силе Бог, а в Правде».

Князь с дружиной скрытно подошел к Ижоре. Внезапному нападению врага следовало противопоставить внезапность отпора и хорошо рассчитанную быстроту действий. Александр Ярославич вел конную рать. Битва началась 15 июля (28 по новому стилю) в день памяти святого Владимира. Позднее именно Александр Ярославич сделал первый шаг к канонизации Владимира Святославича.

С ходу врезавшись в центр расположения шведских войск, князь ударом копья сразил шведского военачальника Биргера. Талант и храбрость молодого полководца, геройство русских воинов обеспечили быструю и славную победу с наименьшими потерями. Победа была столь неожиданна и решительна, что сами победители, в чувстве смирения, не осмеливались приписать ее своей храбрости и были уверены, что с ними Ангелы Божии поражали неприятелей.

Этой битвой началась борьба Руси за сохранение выхода к морю столь важного для будущности русского народа. Победа предотвратила утрату берегов Финского залива и не дала прервать торговый обмен Руси с другими странами и тем облегчила русскому народу борьбу за свержение монголо-татарского ига.

Более всего победа зависела от личных достоинств вождя, который «бе побеждая везде, а непобедим николиже». Не даром современники и потомки дали Александру Ярославичу славное имя Невского. Он сумел воодушевить войско и народ. Как яркий светильник горел в нем явно для всех дар Божий. Подавленный страшным нашествием татар, русский народ искал утешения, отрады, жаждал того, что хотя бы несколько могло бы поднять и ободрить упавший дух, оживить надежды, показать ему, что не все еще погибло на святой Руси… И он нашел все это в лице князя Александра. Он стал его славой, его надеждой, его утехой и гордостью.

Однако, впереди новгородцев ждала новая война. Но новгородское боярство не желало нести расходы для спешной подготовки к большой войне. Князь Александр за долгие годы пребывания в Новгороде хорошо изучил повадки боярства. Он прибегнул к крайней мере: зимой 1240 года он «паспревся с новгородцами» и с семьей и двором уехал в Переяславль.

А тем временем хорошо вооруженный немецкий Орден крестоносцев в союзе с Данией, при поддержке папства развернули новое наступление на Псков и Новгород… Снова призвали новгородцы своего князя, и снова поход и победа.

Победа на Чудском озере — Ледовое побоище 5 апреля 1242 года— имело огромное значение для всей Руси. Битва спасла ее от жестокого иноземного ига. Впервые был положен предел грабительскому «натиску на Восток» немецких правителей. Летописцы ликовали: «Римлян разбили, ни есмь, ни чудь, а римлян!»

В 1245 году в Орду, в Каракорум был вызван вел.кн. Владимирской Руси, отец Александра — Ярослав Владиславович. Из Каракорума он не вернулся, подозревают, что он был там отравлен. В Каракорум был вызван Александр Ярославич и его младший брат Андрей.

Для получения княжеств Св. Александр и его брат Андрей должны были ехать за ярлыком в Орду. Понятно нежелание Св. Александра ехать в Орду. Это был самый решительный и трагический момент в жизни князя, он должен был сделать выбор. Перед ним лежали два пути. Решение предопределяло его дальнейшую жизнь и жизнь вверенного ему Богом народа. Этот шаг был полон тяжких колебаний. Поездка в Орду — это была угроза бесславной смерти — князья и шли туда, почти как на смерть, уезжая, оставляли завещания — отдача на милость врага в далеких степях и, после славы Невского и Чудского побоищ, унижение перед идолопоклонниками.

Казалось бы, что и слава, и честь, и благо Руси требовали отказа от поездки к татарам, т.е. войны. Можно твердо сказать, что Русь и, особенно, Новгород ждали неповиновения воле хана. Перед св.Александром открывался путь прямой героической борьбы, надежда на победу или героической смерти. Но св. Александр отверг этот путь. Он поехал к хану. Здесь сказался его реализм. Если бы у него была сила, он пошел бы на хана, как шел на шведов. Но твердым и свободным взглядом он видел и знал, что силы нет и нет возможности победить. И он смирился. И в этом унижении себя, склонении перед силой жизни был больший подвиг, чем славная смерть. Народ особым чутьем, быть может, не сразу и не вдруг, понял выбор св. Александра. Он прославил его еще задолго до канонизации, и трудно сказать, что больше привлекло к нему любовь народа: победы на Неве, или эта поездка на унижение. Владимирский Митрополит Кирилл дал ему запасные Святые Дары «в спутники быти» и отпустил со словами: «Господь да укрепит тя». Перед русскими князьями лежал длинный, уже пройденный их отцом, князем Ярославом, путь.

Этот путь вел через Урал, через Киргизские степи, земли бесерменов (Хиву), через горные перевалы в Каракитай и через плоскогорья Монголии к преддвериям Китая в Каракорум. Князья ехали с татарским конвоем по проложенным татарами дорогам. Оставив в левой стороне Байкал, путники после 3 или 4 месяцев пути достигли цели своего путешествия.

Св. Александр получил ярлык на Великое Княжество Киевское, а Андрей — на Великое Княжество Владимирское. После этого они были отпущены на Русь. «О злее зла честь татарская!» — восклицает летописец.

В Орде св. Александр воочию увидел мощь татар, единое царство которых, несмотря на внутренние распри, простиралось от Тихого океана до границ Европы. Александр не спешил с возвращением на родину. Ему необходимо было хорошо изучить татар в самом центре их могущества, чтобы уяснить себе способ дальнейшего обращения с ними, чтобы понять, с какой стороны можно было бы ужиться с ними. Мы очень мало знаем о путешествии Ярославичей, но судя по результатам, равно как и по дальнейшему течению событий, можем полагать, что благодаря своим блестящим качествам, такту и умению обращаться с монголами, Александру действительно удалось заручиться расположением хана и его приближенных.

Зимою 1250 года, после трех с лишним лет отсутствия, св. Александр вернулся на Русь. Киевское княжество, на которое он получил ярлык, было опустошено. От Киева оставались только развалины. Разорение юго-западных княжеств достигло такой степени, что, когда татары решили обложить Русь данью, то «в число», т.е. в данники, не были включены люди юго-запада, потому что и населения там практически не осталось. Князь Александр не поехал в Киев, а вернулся на свое новгородское княжение.

Вскоре по возвращении в Новгород он тяжело занемог. Длинное путешествие по пустыням Азии подорвало его здоровье. Эта болезнь поразила новгородцев. Во всех храмах горело множество свечей, поставленных за его здоровье, служились молебны. Как в годы нашествий, вольный Новгород соединился со своим князем. Св. Александр начал поправляться и вскоре совсем выздоровел или, как говорит летописец, «Бог помиловал его».

Его брат Андрей, сделавшись Великим Князем Владимирским и почувствовав свою силу, не устоял перед искушением стать освободителем Руси. Со своим тестем, Даниилом Галицким, он начал готовить восстание против татар. Но ханы зорко следили за князьями. Действия татар были стремительны. За неповиновением следовало нашествие и разгром. Узнав о замыслах Андрея, Сартак, наследник Батыя, двинул на него в 1252 году карательную орду. Андрей был слишком слаб, чтобы бороться с ордой. Он переправился с семьей в Швецию.

С бегством Андрея жизнь св. Александра стала связана с Владимиром. Отсюда он правил всей Русью, его постоянным местожительством стал Владимир. Владимирский период являет в Св. Александре новые черты князя — мирного строителя, а не лишь князем-воином, защищавшим русские пределы, искусным полководцем. Его земля лежала в руинах. Его родной Переяславль был разрушен, разграблен и сожжен Владимир, ремесленный народ уведен в рабство. Более 60 видов ремесел знали современники князя Александра, но немного их сохранилось во время княжения его младшего сына Даниила. Но уже за это время его жизни выступают перед нами главные черты его характера. Он не увлекается личной, рыцарской храбростью, не жаждет военной славы: битвы и победы составляют для него только средства для достижения высших целей. Он не гордится своими успехами, приписывая их всецело небесной помощи. Проявляя личную храбрость, где нужно он побеждает неприятеля главным образом стратегическим искусством, глубоко обдумывая план своего действия и затем с ужасающей быстротой приводя его в исполнение.

Таким образом, это была не бурная натура, страстно и неудержимо стремившаяся вперед и увлекавшая за собой других. В вопросе о великом княжении он обнаруживает удивительную предусмотрительность и осторожность, скромность и самоотвержение.

В нем в удивительном согласии сочетались три величайшие добродетели: практический трезвый взгляд, гибкий, изобретательный и широкий ум, способный обнимать разнородные предметы и обстоятельства во всей их сложности и, проникая в будущее, намечать новые формы жизни, в соединении с несокрушимой волей и самообладанием. Эти свойства помогли проявить ему более высокую, чем полководец добродетель -добродетель правителя. И в этот момент своей жизни, который должен был повлиять на судьбы целых столетий, он является перед нами великим правителем и героем, который жертвует своим спокойствием, всеми выгодами и почестями своего положения, всеми личными интересами для того, чтобы заложить прочные основы великого здания будущего, отличаясь в этом отношении от всех современных ему князей.

 В 1251 во Владимир к князю Александру прибывает посольство от папы Иннокентия IV. В своем послании к св. Александру Иннокентий IV после догматических доказательств преимущества католичества перед Православием подтверждал это указанием на то, что Ярослав — отец Александра — под влиянием проповеди Плано Карпини, в бытность свою в Орде, перешел в католичество и умер католиком. Это утверждение представляется неверным. Ярослав умер в степях, далеко от Руси. Плано Карпини был одним из последних людей, видевших его. Хотя в своем послании Иннокентий ссылается именно на него, сам Плано Карпини в своих очень подробных записках, описывая встречу с Ярославом, ничего не упоминает об его переходе в католичество. Да и сам облик Ярослава противоречит этому известию. По-видимому, это было лишь средством заставить Св. Александра более внимательно отнестись к посольству.

Приняв от посланных грамоту папы, Св. Александр сел думать с Митрополитом Кириллом, духовенством и боярами. После совещания был написан ответ. Этот ответ гласил: «…а от вас учения не приимаем». Так попытка папы мирным путем подчинить себе северную Русь оказалась неудачной, как и возбужденные им походы шведов и рыцарей-меченосцев.

Ответ князя Александра Невского на послание папы Иннокентия IV: «Слышите, посланницы папежстии и прелестницы преокаянные! От Адама и до потопа, и от потопа до разделения язык, и от разделения язык до начала Авраамля, и от Авраамля до приития Израилева сквозь Чермное море, а от начала царства Соломона до Августа царя, а от начала Августа до Рождества Христова, и до страсти и до воскресения Его, а от воскресения Его и на небеса вшествия и до царствия Великого Константина и до первого собора и до седьмого собора: сия вся ведаем добре, а от вас учения не принимаем».

Отвергнув союз с Западом, св. Александр принял подчинение Востоку. Его политика по отношению к татарам была его самым великим, но и самым тяжелым историческим делом. Из ясного осознания своей миссии — сохранить Русь — и двух сторон татарского ига: несокрушимости и гибельности при открытой борьбе и известной терпимости, дающей простор для внутреннего роста, при повиновении, вытекает вся восточная политика св. Александра Невского, которая стала политикой его преемников и которая всецело оправдала себя в дальнейшие века.
Его деятельность шла по двум направлениям. С одной стороны, мирным строительством и упорядочением земли он укреплял Русь, поддерживал ее внутреннюю сущность, накапливал силы для будущей открытой борьбы. В этом заключаются все его долголетние, упорные труды по управлению Суздальской Русью.
С другой стороны, подчинением ханам и исполнением их повелений он предотвращал нашествия, внешне ограждал восстанавливаемую силу России.

Нашествия были величайшим злом, грозившим полной гибелью. Русь десятилетиями оправлялась от Батыева разгрома. При нашествии татары стремились до основания разрушить страну. Новое нашествие на Русь, подобное Батыеву, могло окончательно подорвать ее, уничтожить и ту внутреннюю силу, которая теплилась и начинала возрождаться. Именно поэтому вся политика св. Александра Невского сводилась к предотвращению нашествий. Он шел на все уступки, лишь бы только предотвратить ханский гнев на Русь. Для этого он добивался полным повиновением доверия ханов, пытался как можно больше отдалить Русь от ханов и стать посредником между ними. Для этого он должен был становиться как бы наместником хана, от которого он получал саму власть, и возможность предотвращать всякую попытку мятежа.

Только с этой точки зрения понятно все дело жизни св. Александра Невского.

Перед св. Александром лежала труднейшая задача сдерживания возмущенного и озлобленного народа. Все его долголетние труды созидали здание на песке. Одно возмущение могло разрушить плоды многих лет. Поэтому он подчас силой и принуждением заставлял народ смиряться под татарским ярмом, постоянно сознавая, что народ может выйти из-под его власти и навлечь на себя ханский гнев — это внешняя трудность.

Она усугублялась трудностью внутренней. Русский князь становился как бы на сторону хана. Он делался подручником ханских баскаков против русского народа. Св. Александру приходилось осуществлять ханские приказы, которые он осуждал как пагубные. Но для сохранения общей главной линии спасения Руси он принимал и эти приказы.

Эта трагичность положения между татарами и Русью делает из св. Александра мученика. С мученическим венцом он входит и в русскую Церковь, и в русскую историю, и в сознание народа.

Притеснения переполнили чашу народного терпения.
В 1262 году вспыхнуло восстание. Это было стихийным восстанием всей земли. Русь вышла из-под власти великого князя. Под звоны вечевых колоколов толпы народа бросились на дома бесерменов и татар. Вести о восстании Руси быстро долетели до хана. Берке стал собирать орду для карательного нашествия на восставшую страну. Над страной нависла гроза ханского гнева. Все долголетние труды по воссозданию Руси шли прахом. Впереди было нашествие и разрушение.

Князь Александр опять поехал к хану «отмаливать людей от беды». Из всех поездок это была самая трудная. Св. Александр явился к хану ходатаем за опальный, восставший против ханской власти народ. Во всей своей политике Св. Александр пытался обещаниями повиновения выговорить для Руси возможно более льгот, беря на себя такую поруку за страну, он всегда добивался возможно большей самостоятельности и выставлял себя наместником хана. Поэтому ханский гнев обращался прежде всего на него самого. Но, помимо этого, он должен был просить не только о помиловании, но и о сохранении прежних льгот и даже о новой льготе — избавлении от повинности участия русских войск в персидской войне. Свой долг Александр исполнил. В летописях нет сообщений об угоне русских полков в татарское войско. Сбор «выхода», т.е. дани перешел в руки русских князей.

Св. Александр провел в Орде целый год, умилостивляя хана и его воевод и чиновников просьбами и богатыми подарками. Мы не знаем подробностей того, как ему удалось смягчить гнев Берке и выхлопотать не только прощение, но и избавление от повинности. Но этот год окончательно сломил его силы.

Осенью 1263 года св. Александр, уже больной, поехал на Русь. Но, дойдя до Городца, он тяжко занемог. В житии написано: «Что дивного, если преждевременно истомился в таком кипящем горниле испытаний, и если и само тело, хотя благообразное и крепкое, ослабело от частых странствий в дальнюю Орду и не вынесло наконец постоянного напряжения сил? Неодолимый в битвах, еще в полном цвете мужества, изнемог под бременем великокняжеского венца, который был для него венцем терновым». Призвав игумена монастыря, в котором остановился, Александр Ярославич стал просить о пострижении в иночество, говоря: «Отче, се болен вельми… Не чаю себе живота и прошу пострижения». Начался обряд пострижения. Св. Александр был пострижен в схиму с именем Алексия. На него был возложен куколь и иноческое одеяние. Тогда он снова позвал к себе своих бояр и слуг и стал прощаться с ними, прося у каждого прощения. Потом он причастился Св. Таин и тихо преставился. Это было 14 ноября 1263 года.

Митрополит Кирилл служил обедню в Успенском соборе во Владимире, когда вошедший в алтарь гонец сообщил ему о кончине князя. Выйдя к народу, Митрополит сказал: «Чада моя! Разумейте, яко уже зайде солнце Суздальской земли». И весь собор — бояре, иереи, дьяконы, черноризцы и нищие ответили рыданием и воплем: «Уже погибаем».

Тело Св. Александра из Городца везли к Владимиру. Вдали показался великокняжеский стяг, который несли перед гробом. За санями усопшего инока Алексея дружинники вели коня и несли прославленные в битвах меч и доспехи. Огромные толпы теснились у гроба, чтобы прикоснуться к телу.

По завещанию князь был погребен в монастыре Рождества Богородицы 23 ноября 1263 года (6 декабря по новом стилю) во Владимире. В этот же день произошло первое чудо от мощей святого князя.

Можем ли мы считать одним случайным совпадением то обстоятельство, что в самую трудную эпоху монгольского ига, в первое его двадцатипятилетие, судьбы России находились в руках Александра?

«Нет,
…не вотще от Бога гений
Ниспосылается в народ!»
(А.Майков, XIX в.)

В ХIII веке Русь подверглась ударам с двух сторон— католического Запада и монголо-татар. Александр Невский, за всю жизнь не проигравший ни одной битвы, проявил талант полководца и дипломата, заключив мир с наиболее сильным (но при этом более веротерпимым) врагом— Золотой Ордой— и, отразив нападение с Запада, одновременно защитив православие от католической экспансии.

«Два подвига Александра Невского — подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке имели одну цель: сохранение православия как нравственно-политической силы русского народа. Цель эта была достигнута: возрастание русского православного царства совершилось на почве, уготованной князем Александром, — писал крупнейший историк русского зарубежья Г.Вернадский.

Князь Александр заслонил и избавил наше Отечество от конечного порабощения, сумел предотвратить новые страшные погромы и удержать татар вдали, не допустив их расселиться по русской земле и завести свои порядки, вся наша зависимость выразилась в виде внешней покорности и дани, мы сохранили неприкосновенными свой родной язык, свое политическое устройство, свое управление и свой суд. Православная вера как была, так и осталась главной воспитательной силой русского народа. Благодаря всему этому мы сохранили возможность восстановления своих сил и дальнейшего их развития — всем этим в значительной мере мы обязаны деятельности князя Александра Невского.

Русский народ никогда не забывал Александра Невского. Задолго до канонизации его почитали святым в народе. В 1547 году на Стоглавом соборе князь Александр Ярославич Невский был причислен к лику святых.

В 1720-е годы император Петр I повелевает создать на берегу Невы Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь в Санкт-Петербурге, своей новой столице. Петр I считал себя преемником князя Александра Невского. По его мнению, неслучайно они родились в один день — 30 мая, и боролись с одним и тем же врагом — шведами. 12 сентября по новому стилю в 1724 году император Петр I перенес мощи св. кн. Александра Невского во вновь созданный монастырь. С 1725 года в России существовал орден Александра Невского. В советский период он имел особый дизайн, а в современной России вернулись к дореволюционному дизайну.

Решением Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла в 2016 году Александр Невский определён небесным покровителем Сухопутных войск Российской Федерации.

В популярной культуре образ был запечатлён в фильме 1938 года «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна.

Много раз обращались к воссозданию художественного образа вел. кн. Александра Невского русские живописцы ХIХ и ХХ веков, такие как художник Угрюмов Г. «Торжественный Въезд Александра в Псков», Семирадский Г. «Александр Невский в Орде», созданный в советский период триптих Корина П. «Александр Невский».

По результатам широкомасштабного опроса россиян 28 декабря 2008 года Александр Невский был назван «именем России». Так как он воплотил в своем лице и образ героя, и образ полководца, и образ дипломата, и — правителя. А для нас главное то, что он воплотил в себе образ СВЯТОГО.

Житие святого благоверного князя Александра Невского. Избранные жития русских святых. Х-ХV вв. М., «Молодая гвардия», 1992.

Карпов А.Ю. «Великий князьАлександр Невский» ЖЗЛ — малая серия. М., «Молодая гвардия», 2013

Пашуто В.Т. «Александр Невский» ЖЗЛ. М., «Молодая гвардия», 1975

Хитров М. «Святой благоверный великий князь Александр Ярославич Невский. Подробное жизнеописание с рисунками, планами и картами». Репринтное издание М., 1893, М., 1991

Яндекс.Метрика